Фёдор Овчинников

Previous Entry Share Next Entry
20 июля 2002 года. Лагерь на вершине.
biarmia

Суровый Урал

Вроде бы суббота. Все рассказать сразу, наверное, не получится. Вчера писать не мог - руки не подымались от усталости и холода. Мысли о жизни начинают мелькать, поэтому надо все-таки написать. Чем чёрт не шутит.

Итак, упуская подробности... О хорошем писать не хочется. Только через силу: вчера утром в палатке в полудрёме я слышал тысячи "хрюканей". Я думал, что нас окружило стадо свиней. Когда я проснулся, я забыл об этом. Может это был ветер? Через несколько часов я опять услышал отчетливое хрюкание. Поворачиваюсь, а там стоит в метрах двух от меня северный олень и смотрит на меня. Оказывается оленеводы пригнали свое стадо к Балбанты. Стадо огромное - не менее 1000 голов. Больше всего умиляли маленькие оленята, которые постоянно прыгали к мамкам за сиськой.


Любопытный северный олень
Кстати, когда пишешь хуёвое настроение начинает проходить и безысходность рассеивается.

Теперь о второй части дня (19 июля), которая уже более близка мне сейчас. Это был просто пиздец. Андрей договорился (блядь, мёрзнут ноги) с рабочими, что они довезут нас до "Южного
" - это ручей, от которого мы потом спустимся к верховьям Кожима пешком (планировали, смельчаки!).

В 14.00 пришла машина, самосвал, на котором возят кварц из штолен. Мы залезли в кузов и поехали. Приехали на их базу - это оказалось очень близко. Дальше нас повезли за 300 рублей, который Андрей предложил одному из рабочих. Водила отвез нас за р.Южный - проехали немного и он нас выгрузил около огромной горы - перевала, который, по-видимому, ведет уже в бассейн рек, впадающих в верховья Кожима.

Водила не сказал ни одного слова, ни попрощался, молча взял деньги и уехал. Нам оставалось только припаковать вещи, палатку, лодку к рюкзакам и идти вверх на гору по дороге. Уже было холодно. Уже дул пронизывающий ветер.



Мы пошли.

Наши рюкзаки. Что о них можно сказать? Они очень тяжелые. Я четыре года езжу по экспедициям, но никогда мог рюкзак не был настолько тяжел. Даже гигант Олег Альбертович в Сыктывкаре, большой и сильный человек, сказал об этом. Когда я только подходил к горе, я понял, что пиздец пришел ко мне.

По-началу идти было очень тяжело. Мы перебирались по 10 шагов по крутому подъему. У меня в таких случаях в мыслях появляется отчаяние - идешь как животное. Просто смотришь до следующего камня, возле которого ты решил отдохнуть.

Я весь взмок. На мне была уйма одежды, так как было весьма прохладно. Я чувствовал и думал о том, что не дойду, что нет у меня таких сил, но  мысли о том, что обратной дороги нет заставляли двигаться ноги. Игра кончилась. Машина уехала.

Мы отдыхали. Первый раз просто упал на землю. Но надо было опять идти. Идти. Идти. Мы поднимались, а гора всё не кончалась. Вокруг открывались отличные виды, но мне было на них наплевать уже, пот лился по лицу. Вот, ты думаешь за этим бугром - другая сторона горы с прохладной речкой в долине, а нет - там подъем еще метров 100 вверх.

Чем выше - тем сильнее начинал дуть ветер. Погода явно начинала портиться. Ветер пронизывал до костей. В ушах, не смотря на капюшон, он играл как в трубах. Я намотал на голову свитер.


Поднимаемся на перевал. Внизу - Андрей.
Мы забрались в конце концов на гору. Я упал. У меня проснулся дикий голод. Я достал печенье и стал грызть его.
Ветер дул еще больше.


Лёжа на спине, фотографирую Андрея.
Отдохнули и пошли по плато. Ноги просто сами несли по ровной поверхности. Рюкзак теперь казался легким. Вот-вот, мы думали, будет спуск. Но нет, впереди была еще одна гора - еще один подъем, которому не было видно конца. У меня начался колотун.


Я был совершенно не готов к условиям Приполярного Урала

Холодный ветер усиливался. Ноги я уже не чувствовал. Когда мы стали подыматься на следующую гору, начались такие порывы ветра, что нас начало кидать в стороны. К тому же еще пошел сильный град со снегом. Было где 8 вечера. Мы поняли, что если сейчас не встать на ночлег будет пиздец.

Мы спустились за небольшой бугор. На ветру поставили палатку. Криво и на спуске. Я пошел за водой к ручью, который виднелся внизу. Я ходил за водой час! Нашли какие-то доски (других дров просто нет) - скипитили чай и залезли в палатку. Она содрогалась от ветра и града. Легли спать.


Утром я проснулся от холода. Ноги не чувствовал. Спальник у меня по-настоящему летний. Вышли на улицу - пиздец, пиздец, других слов нет. Пурга. Со снегом и льдом. Самая настоящая. Вокруг ничего не видно. Стенки палатки в снегу и льду. Вода в чайнике и котелке замерзла.


Два часа пытались развести костер - не получилось. Для Андрея - развести костер в любых условиях - дело принципа. Но мы не смогли это сделать.

Время суток было трудно определить. Ветер ни хрена не утих, а к нему добавился еще и мощный град. У меня в голову полезли дурные мысли, не надолго сверкнуло, - бросить вещи и пиздовать нахуй отсюда в долину, по ручью, бегом пока сил хватит, где люди и тепло.


Мы поели в сухомятку сгущенку. Ветер чуть стих. Перестал идти снег. Попытались развести костер еще раз, но опять не вышло.


И второй раз мы не смогли развести костер.

Наша палатка. Снег, ветер, град.
Мы не знаем, что делать. Идти вперед по дороге в гору - замерзнем, да и сколько идти. Карта обманчива. Переждать здесь? Но мы не знаем сколько будет идти пурга. Может несколько дней, а мы костер развести не можем. Спуститься вниз к ручью?

Не знаю, я пока в этом холоде никаких перспектив не вижу. Андрей, где-то час назад ушел на разведку по дороге - посмотреть далеко ли спуск. Я сижу сейчас в палатке - мне холодно. Я пишу это и мне становится лучше. Я смотрю на все это со стороны. И я знаю, что все будет хорошо, иначе ведь быть не может. Мы выберемся. Мы до сих пор сохранили чувство юмора - пока... У нас есть еда, спички. Мы не пропадем. Да будет так!

P.S. Иногда хочется приключений, а когда в них по-настоящему попадаешь - так уже не думаешь. Ветер воет, нагоняет тоску. Я один... Солнца не было второй день.

20 июля 2002 года.
Текст из дневника, написанного во время экспедиции на Приполярный Урал.

Читать с самого начала.



  • 1

Думали, что все легко будет

Да, мы особенно никак не готовились. Просто нарисовали линию на карте. Когда второй раз поехали, был уже совсем другой подход.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account